Уроки одного уголовного дела

Бесарабия. Город Арциз, 20 июля 2005 г., 2 часа 30, т.е. ночь, ул. Строителей. И случайно встретились на этой улице разные люди. Вышедший со своего дома, расположенного на этой же улице, и идущий на автовокзал для поездки за женой в Одессу, работающий водителем Кошевенко Валерий Сергеевич, 1955 г. р. и вышедшая после соответствующих возливаний из очередного бара, троица молодых людей, ищущих приключений и развлечений.
Пройти мимо Кошевенко В.С. просто так они, конечно, не могли. Просьба Кошевенко В.С. отпустить его с «миром» услышана не была. Несмотря на угрозу пожаловаться их родителям. Возникла, как указано в судебных решениях драка, хотя понятно, трое молодых крепко выпивших мужчин, а с другой стороны пятидесятилетний мужчина, то это не драка. Это избиение. Один из нападавших, разбежавшись, мимо подпрыгнул и ударил Кошевенко В.С. ногой в грудь (судмедэкспертиза подтвердила наличие у Кошевенко ссадины грудной клетки, которые могли возникнуть в результате воздействия тупого предмета или удара о таковой).
Осознавая всю критичность сложившейся для него ситуации Кошевенко В. С. нанес удар имеющимся у него хозяйственным ножом (который вместе с едой был в полиэтиленовым пакете) нападающему на него лицу. Спустя несколько дней тот скончался в больнице от полученного ранения. Сам Кошевенко В.С. после случившегося явился в милицию, написав явку с повинной. Дела такой категории крайне сложны для защиты отсутствием очевидцев, незаинтересованных в исходе дела. А здесь получилось заранее обусловленное преобладание по количеству доказательств (показаний А. и его собутыльников) над показаниями Кошевенко В.С. Понятие критической оценки доказательств на стадии досудебного следствия практики отсутствует и, соответственно, Кошевенко В.С. было инкриминировано совершение преступления, предусмотренного ст. 121 ч. 2 (умышленные тяжкие телесные повреждения опасные для жизни в момент его причинения и повлекшие смерть потерпевшего). По этой же статье он и был осужден местным судом к 7 годам лишения свободы и взят под стражу в зале суда. Приговор был обжалован защитой.
Надо отдать должное коллеге Корнейчук В.З., который много сделал для того, чтобы доказать вызывающее поведение подвыпившей компании по отношению к другим жителям городка незадолго до нападения на потерпевшего, а также собирание характеризирующих данных на потерпевшего. Арциз, небольшой, тихий, степной городок с 38 тысячным населением, где практически каждый знает друг друга, не смолчал. Бессарабцы никогда не были быдлом.
(На мой взгляд, именно поэтому властьпридержащими была упразднена Измаильская область, но «турнуть» первого секретаря обкома, кстати, дважды Героя Советского Союза, за самовольный снос Православного храма, расположенного напротив здания обкома партии, бессарабцы все же успели)
Пошли письма и жалобы. По старой памяти народ писал в газеты. Оказалось, что не напрасно. И вступилась за осужденного «Рабочая газета», «Юг», «Правое дело». Указанное дело фигурировало в передаче республиканского телевидения (канал «1+1»). Подобного народного реагирования по отзывам ряда лиц в т.ч. и начальника главного следственного управления МВД генерал-полковника Коляды (выступление на республиканском семинаре журналистов о6.06.2005 г. в г. Киеве) ранее не случалось.
(Но где тот генерал-полковник был раньше?)
Апелляционный суд Одесской области своим определением от 18 августа 2005 г. апелляционные жалобы защиты и осужденного удовлетворил частично. Приговор был отменен, а дело направлено на дополнительное расследование прокурору Арцизского района. При этом в определении апелляционной инстанции были указаны доводы к отмене приговора, которые не содержались в апелляционных жалобах. Учитывая практическую важность этих доводов апелляционного суда, полагаю необходимым приобрести извлечения из апелляционного определения для возможного использования суждений суда в адвокатской практике.
«…В ходе расследования данного уголовного дела были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые исключали возможность постановления приговора. В соответствии со ст. 120 УПК Украины предварительное следствие по уголовным делам может быть закончено в течение 2-ух месяцев.
Этот срок может быть продлен прокурором района до 3-х месяцев и области до 6 месяцев. Данное уголовное дело было возбуждено 30.07.2003 г. по факту причинения тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего по признакам ст. 121 ч. 2 УК Украины. 23.07.2003 г. Кошевенко В.С. написал заявление на имя прокурора Арцизского района, в котором признал, что от его действий скончался А.
На момент возбуждения уголовного дела правоохранительным органом было известно лицо, совершившее преступление и, следовательно, срок следствия должен исчисляться с 30.07.2003 г.
30 сентября 2003 истек 2-ухмесячный срок досудебного следствия, которое не было окончено и должно быть продлено у соответствующего прокурора. Однако в нарушение ст. 120 УПК Украины, срок следствия не был продлен, а само следствие было закончено 31.12.2003 г.
Вне сроков досудебного следствия были проведены следующие следственные действия:
- воспроизведение обстановки и обстоятельств события,
- назначена дополнительная судебно-медицинская экспертиза,
- допрошены свидетели С. и Б.,
- воспроизведение обстановки и обстоятельств события с С.,
- очные ставки с В.С. Кошевенко, С. и Б. – В.С. Кошевенко,
- предъявлено обвинение В.С. Кошевенко,
- избрана мера пресечения для В.С. Кошенко.
Некоторые доказательства добытые с нарушением процессуальных сроков были положены в основу приговора, а именно: воспроизведение обстановки и обстоятельств события, заключение судебно-медицинской экспертизы.
Данные доказательства суд не мог положить в основу приговора, поскольку они добыты с нарушением процессуального законодательства…»
Воздадим должное мудрости и принципиальности судей апелляционного суда Кожемякину А.А. (докладчик) Бриткову С.И. и Борисенко П.Т.
Такую позицию при оспаривании доказательств адвокаты коллегии практически не занимают и, как видно по этому делу, зря.
В последующем уголовное дело в отношении В.С. Кошевенко по тому же обвинению поступило в Малиновский районный суд г. Одессы. В процессе рассмотрения дела судом обвинение, предъявленное Кошевенко В.С., изменено постановлением государственного обвинителя с переквалификацией действий подсудимого со ст. 121 ч. 2 на ст. 119 ч. 1 УК Украины (убийство, совершенное по неосторожности). Суд признал Кошевенко В.С.виновным в совершении преступления, предусматриваемого ст. 124 УК Украины (умышленное причинение тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны), назначил ему наказание в виде ограничения свободы сроком на два года освободил осужденного от назначенного наказания на основании ст. 1 п. «б» Закона Украины «Об амнистии» от 31.05.2005 г. При этом с осужденного в пользу матери погибшего было взыскано 1586 грн. в возмещение материального вреда и 15000 грн. в возмещение морального вреда.
Несмотря на то обстоятельство, что в судебном процессе защита настаивала на оправдании Кошевенко В.С., поскольку его действия были совершены в состоянии необходимой обороны без превышения последствий и, позиция защиты не была разделена судом, приговор последнего защитой обжалован не был, поскольку по пояснениям защитника подзащитный был «удовлетворен» приговором. Такая позиция защиты является ошибкой. Президиум коллегии на протяжении всего периода существования последней исходил из того, что независимо от мнения подзащитного, защитник обязан обжаловать приговор суда в том случае, если последний не согласился с позицией защитника по делу. Такое обжалование является обязанностью защиты. Отзыв апелляционной жалобы защитника есть правом подзащитного.
На моей памяти президиум исключил из коллегии нескольких «хитромудрых» адвокатов, которые сразу же после окончания процесса заставляли ошалевшего подзащитного писать заявление - просьбу защитнику не обжаловать приговор. Затем подзащитные приходили в себя и писали жалобы в президиум т.к. такая переписка была необходима для восстановления срока на обжалование приговора в суд І - ой инстанции. Строгим выговором отделался уважаемый адвокат, составивший таки жалобу на приговор, но не подавший её в суд по просьбе подзащитного, учинившего о том запись на 1-ом листе этой жалобы. Президиум, при этом, исходили из того, что подзащитный и его защитник являются самостоятельными участниками процесса.
Работа защиты по делу была толковой, но, к сожалению, не была доведена до конца. А это, образно говоря, «ложка дегтя в бочке меда». Однако закончить статью надо хорошо, критиковать всегда легче, чем защищать. Работа коллеги Корнейчука В.З. в местном и апелляционном суде при первом рассмотрении дела и коллеги Янковской О.П. (в местном суде при вторичном рассмотрении дела) заслуживает уважения.

Адвокат Корнеев М.А.