* * * * * * * *


Домбровский Игорь Петрович, 1921 г.р.
В коллегии адвокатов с 1949 года.
Участник Великой Отечественной Войны.
Начал войну рядовым в разведывательной роте.
Окончил войну командиром разведывательного взвода.
Офицерское звание получил в боях. Награжден орденами «Славы» ІІІ степени
и орденом «Красной звезды». Основания награждения «За захват «языка».
Занимался в Одесской юридической школе в 1946-48 гг.
Окончил с красным дипломом ВЮЗИ в 1953 г.


Воспоминания о коллегах.


«Нельзя объять необъятное»
(К. Прутков)


Время неумолимо!
Не считая время моего детства и военного времени, моя жизнь прошла на ниве юриспруденции.
Более 50 лет я посвятил себя адвокатуре, и в частности – Одесской коллегии адвокатов. Встают в памяти моей большое количество лиц, вернее личностей, с которыми вместе работал и жил. Адвокаты это не всезнайки. Это когорта различных «специалистов»:
- правоведов в различных отраслях права
- адвокаты, ведущие жилищные дела, трудовые, гражданские и уголовные дела и т.д.
И каждый имеющий ИМЯ адвокат совершенствовался только в своей направленности, в правовой деятельности. Поэтому в моей памяти сохранились имена адвокатов, ведущих гражданские дела – цивилисты Шерешевский И.В., Горбис, Юделес; уголовные дела – Колесов, Ямпольская, Баранова, Розенгауз, Фильштейн, Пайе, Крупкин, Рейф, Рубинштейн и др; трудовые споры – Раухвергер, Тульчинский Яков, Топуз и др.
Обслуживали организации – юрисконсульты Биномах, Сипитинер, Шляховецкий, Тульчинский С.
Перечисленные мной адвокаты проводили и другие дела не по своему профилю, но это было своеобразным исключением. Так, например, адвокат Шерешевский И.В. блестяще провел уголовное дело – «Контрабанда» по Одесскому порту. Его речь была не громкой, без надрывов, произносилась «обычным» голосом, но настолько была понятной, аргументированной, что захватила собой не только слушателей зала, но и судей, которые с позицией адвоката согласились, что не всегда бывает!
Я не хочу в своих воспоминаниях давать оценку или характеристику адвокатам с именем, а хочу напомнить штрихи работы отдельных адвокатов.
Адвокат Колесов А. – это вдумчивый, изучающий досконально дело; с поражающей силой логики «добивался» положительных результатов по делу довольно часто.
Адвокат Баранова – это темпераментный адвокат с блестящей речью – сгусток эмоций.
Адвокат Крупкин – медлительный, спокойный, «засыпающий» адвокат, который в судебном заседании изредка задаст вопросы, но речь – это сгусток мудрости. Его сравнения непревзойденны, его доводы настолько убедительны, что не согласиться с ними невозможно. Речи его кратки, но очень талантливы.
Адвокат Розенгауз С. – это актер. Его внешний вид вызывает уважение и убеждает в том, что это произведение высшего класса. Он высок, строен, красиво посажена голова, большие белые (седые) волосы, сверкающие глаза, с горбинкой нос, и осанка, показывающая, что он верен себе. В судебном заседании «играет». Он важной походкой выходит к суду и давая волю рукам в разговоре заставляет на себя обращать внимание и слушать. Заставить судей слушать – надо уметь. Розенгауз умел. Он имел имя!
Адвокат Рубинштейн – это же имя. «Бурак», напористость, точность мысли, не признающий манерности. Грубо излагавший свою позицию. Талант, во всем талант.
Адвокат Таис С. – он пришел с завода, пришел в адвокатуру. Право, трудно его не слушать. Это были бесподобно красивые речи, и это дало ему ИМЯ. Он не любил дела хозяйственные, но в иных делах он – ас.
Адвокат Ямпольская – разумный, вдумчивый адвокат, глубоко эрудированный правовед. Ей по плечу любое дело и хозяйственные в том числе.
Из перечисленных мною адвокатов в том числе и Торбак, и Фильдштейн, и Горбис, и Юделис имели свое ИМЯ. И это имя имели по заслугам.
Хочется особо отметить адвокатов «трудовиков» Раухвердера, Тульчинского и Тоуза. Это адвокаты, которые в совершенстве знали весьма объемное «трудовое право».
Не только юристы заводов и организаций к ним обращались за помощью, за разъяснением тех или иных вопросов, споров.
Я даже знаю, как члены областного суда звонили Якову Тульчинскому за разъяснением вопросов, несмотря на то, что имели кодификационно - справочный отдел при суде. Великолепно зная свою правовую профессию эти адвокаты приобрели свое ИМЯ. Трудягами Шляховецкого, Сипитинера и Биньмаха называли их в адвокатуре. Они были юрисконсультами, где надо было знать в совершенстве не только хозяйственное право, но и трудовое и финансовое. На этом тяжелом адвокатском труде они приобрели ИМЯ.
Я был членом комиссии по проверке качества работы адвокатов нашей коллегии и потому достоверно знаю, что эти талантливые адвокаты для того, чтобы приобрести ИМЯ, упорно работали.
Я знаю, что многие именитые адвокаты не только выписывали материалы дела, они составляли планы допросов подсудимых, свидетелей, экспертам.
Помню по одному хозяйственному делу адвокат Нудель своими «выкладками» полностью буквально «разгромил» заключение бухгалтерской экспертизы в связи с чем, дело направили на дорасследование. Многие адвокаты, готовясь к прениям, писали свои защитительные речи и все без исключения именитые имели тезисы выступлений.
Я вспомнил о направленности в работе адвокатов. И я понимаю, что они поступали правильно. Не в состоянии человеческий (адвокатский) разум познать всё, даже в области права.
И поэтому считаю, что каждый адвокат должен выбрать (или иметь призвание) свою долю, на свою «профессию» на ниве права.
Только тогда, при усердии, можно иметь свое адвокатское ИМЯ. Многие из бывших адвокатов имеющих имя, ушли в мир иной, а память свята. Может кто-то, когда-то откроет этот журнал и с интересом узнает имена этих звезд адвокатуры нашего времени.

«Адвокат того времени»
И. Домбровский