( ПРОДОЛЖЕНИЕ)


Гражданин против государства в Европейском суде
по правам человека




ЧТО СЛЕДУЕТ ЗНАТЬ О КОНВЕНЦИИ



Какие споры рассматривает Суд?
Конвенция различает два вида дел, принимаемых к рассмотрению: 1) споры между государствами («Межгосударственные дела», ст. 33), и 2) споры, основанные на индивидуальных жалобах, ответчиком по которым является государство («Индивидуальные жалобы», ст. 34).
В соответствии со ст. 33, «любая Высокая Договаривающаяся Сторона может передать в Суд вопрос о любом предполагаемом нарушении положений Конвенции и Протоколов к ней другой Высокой Договаривающейся Стороной». Следовательно:
— спор может быть только между участниками Конвенции;
— предметом выступают только нарушения прав и свобод, признанных Конвенцией и Протоколами к ней;
— обращение государства в Суд возможно не только в случае нарушения прав и свобод его граждан, но и во всех случаях нарушения государством-ответчиком признанных Конвенцией прав и свобод.

В практике Суда споры между государствами рассматривались неоднократно. В 1960 г. между Австрией и Италией возник спор в связи с судебными преследованиями южнотирольцев в итальянской области Трентино-Альто Адидже. В конце 60-х гг. XX в. Дания, Норвегия, Швеция и Нидерланды обращались в Суд по поводу массового нарушения прав человека в Греции после прихода к власти «черных полковников». В начале 80-х гг. XX в. правительства Дании, Франции, Нидерландов, Норвегии и Швеции направили жалобу в Суд на Турцию в связи с нарушениями прав человека после прихода в сентябре 1980 г. к власти военных. Самое известное дело последних лет — «Кипр против России».
Практика рассмотрения Судом дел, возникших на основании ст. 33, невелика, но компетенция Суда по этим вопросам сохраняет свое значение.
Основную массу дел, рассматриваемых Судом, составляют индивидуальные жалобы, которые принимаются Судом от любого физического лица, любой неправительственной организации, любой группы частных лиц или юридического лица.

Исходя из сказанного, индивидуальная жалоба должна составляться с учетом специфики прав физического лица, юридического лица, группы частных лиц и неправительственных организаций, в нарушении которых обвиняется государство-ответчик.
От кого Суд принимает индивидуальную жалобу?
Конечно, в первую очередь Конвенция защищает права и свободы физических лиц. При этом она не делит заявителей на тех, кто может, и тех, кто не может обращаться в Суд. Такого разграничения, как это принято в гражданском праве в отношении правоспособности и неправоспособности физических лиц, Конвенция вообще не проводит. Этот вывод вытекает из ст. 34 «Индивидуальные жалобы», которая никаких возрастных и иных ограничений в отношении жалобщиков не содержит. Поэтому жалобы в Суд могут подавать любые физические лица — несовершеннолетние, инвалиды, заключенные, военнослужащие, государственные служащие и т.п.
Исключительный характер этой статьи усилен ст. 14 Конвенции, запрещающей дискриминацию по признакам национального и социального происхождения, пола, цвета кожи и иным признакам. Поэтому любой гражданин России (физическое лицо) имеет право обратиться в Суд с жалобой о нарушении своих прав.
Несколько примеров из практики Суда. В деле «Т. против Соединенного Королевства» заявителем выступал малолетний (решение Суда от 19 декабря 1999г.). Суд рассматривал также дела заявителей, которые были военнослужащими, но при условии отсутствия оговорки при ратификации Конвенции.
Судом рассматривались жалобы граждан государств, не участвующих в Конвенции, но находящихся в пределах юрисдикции Суда. Например, в деле «Экбатани против Швеции» (1988 г.) заявителем был американец, а в деле «Чахал против Соединенного Королевствам таковым выступал гражданин Индии. Предметом рассмотрения Суда была жалоба российского гражданина Д. Лукача — инвалида детства (1999 г.).
Поэтому термин «каждый, смысл которого разъяснялся раньше, охватывает широкий круг физических лиц. Широкоформатный, без каких-либо ограничений подход Конвенции к потенциальным заявителям создает у многих иллюзию, будто в Суд может обращаться -«каждый», у которого возникли в жизни какие-либо проблемы.
Чтобы -«каждому»- уберечься от упрощенного представления о порядке подачи жалоб в Суд и пустой траты своего и чужого времени, ему следует учесть следующее.
Заявителю не имеет смысла обращаться в Суд, если он не в состоянии со знанием дела обосновать свою жалобу и доказать, что именно по отношению к нему произошло нарушение Конвенции, в результате которого он серьезно пострадал. Простой пересказ в жалобе о происшедшем факте (как поступают многие заявители из России) для Суда еще не является доказательством нарушения прав и свобод, гарантированных Конвенцией. Это обстоятельство должно приниматься во внимание всеми, кто желает обратиться в Суд с жалобой.
Помимо физических лиц, жаловаться в Суд могут неправительственные организации, группа частных лиц и юридические лица. Последняя категория из европейских стран нередко обращается в Суд. Российские юридические лица только начинают осваивать этот путь. (В Суде рассматривались жалобы, поступившие от «Уралмаша», «Совтрансавто Холдинг» и других российских предприятий и организаций.)
Заявитель не может выступать защитником прав других лиц. Он обязан действовать только в своем интересе во всех случаях, даже когда жалоба подается группой частных лиц. Каждое частное лицо должно доказать наличие ущерба, причиненного лично ему обжалуемыми действиями властных органов.
Однако в некоторых случаях заявителями могут быть лица, которые по внутреннему закону и на иных правовых основаниях имеют право обращаться в Суд — например, родственники людей, погибших в различных вооруженных конфликтах. В практике Суда таковыми были жалобы об исчезновении людей в Турции, Чечне, от родственников погибших во время террористических актов или убитых полицией.
Конвенция предусматривает возможность обратиться в Суд со срочной индивидуальной жалобой. В ст. 39 Регламента Суда об этом говорится так: «По просьбе стороны в деле или любого другого заинтересованного лица, или по своей инициативе, или в соответствующих случаях ее Председатель может указать сторонам на предварительные меры, которые, по мнению палаты, следует принять в интересах сторон или надлежащего осуществления проводимого расследования». Иногда у заявителя складывается мнение, что у него возникла ситуация, якобы дающая основания для обращения в Суд согласно ст. 39 Регламента. Например, во исполнение судебного решения властями принимаются меры по выселению из занятой спорной жилой площади, или уголовное расследование ведется с явными нарушениями Конвенции и т.п. Суд весьма сдержанно относится к подобного рода действиям властей и не спешит принимать срочные меры. Пока практика Суда касается случаев депортации ид страны, если властями государства-ответчика принято решение о высылке из страны нежелательных лиц. При этом заявитель (его адвокат) не освобождается от обязанности направить в Суд обычное формальное заявление после обращения со срочной жалобой.
Помимо физических лиц, жаловаться в Суд могут неправительственные организации. Как уже отмечалось ранее. Суд относит к таковым общественные организации и иные юридические лица частного права. Суд сам устанавливает статус конкретного заявителя в качестве неправительственной организации.
Кроме того, неправительственные организации на практике играют важную роль в оказании помощи другим заявителям в подготовке документов для разбирательства в Суде. Они могут также заслушиваться в качестве свидетелей и экспертов.
Российские неправительственные организации тоже обращаются в Суд. В сентябре 2003 г. Суд принял два решения в отношении двух роЛийских партий. Одно касалось жалобы, поданной Президентской партией Мордовии, а другое — Народной демократической партии Ватан. Первую жалобу Суд признал приемлимой, вторую — частично приемлемой.
С самого начала своей деятельности Суд принимал и рассматривал жалобы юридических лиц. За этот период им было принято много решений по защите прав юридических лиц. Российские юридические лица также обращаются в Суд, и уже есть решения по их жалобам.
Наконец, последней категорией потенциальных заявителей охватываются ситуации, когда заявления о нарушении Конвенции на основе одних и тех же фактов подаются более чем одним человеком, т.е. группой частных лиц. Поскольку Конвенцией не предусматривается возможность асйо рори1ап8, каждый отдельный член «группы частных лиц» должен самостоятельно доказывать, что он является «жертвой нарушения прав^ в смысле ст. 34, и подписывать жалобу, подаваемую в Суд.
Имеются примеры подачи жалобы в Суд группой частных лиц из России. Так, в сентябре 2003 г. Суд принял решение по жалобам Алексенцовой и 28 других заявите- лей, поданным против России, объединив их в одно производство.
Поэтому каждая жалоба должна ясно показывать Суду, от кого она поступила: от частного лица, юридического лица, неправительственной организации или группы частных лиц. Суд внимательно изучает статус заявителя и учитывает его при рассмотрении жалобы.
Почему нужно объявить себя «жертвой нарушения прав». гарантированных Конвенцией
^Каждый^, кто подает жалобу в Суд, должен объявить себя жертвой нарушения своим государством каких-либо гарантируемых Конвенцией прав и свобод. Таково требование Конвенции. Это означает, что заявитель обязан убедительно объяснить в жалобе, какие нарушения Конвенции в отношении него и какими органами государственной власти совершены, какой ущерб ему при этом нанесен лично и что он сделал для того, чтобы добиться восстановления своих прав в национальном суде. Абстрактные жалобы, увязанные с положениями внутреннего права или государственной практики и касающиеся других частных лиц, Судом не признаются и к рассмотрению не принимаются.
Если факты и обстоятельства, изложенные в жалобе, больше не существуют, это вовсе не означает лишения жертвы статуса заявителя. Так, одна заявительница объявила о нарушении ее прав на уважение жилища и ее личной жизни по причине того, что вблизи ее дома производилась несанкционированная обработка отходов, сопровождавшаяся пагубными последствиями. Суд отклонил утверждения правительства о том, что заявительница, дескать, больше не является жертвой, поскольку она покинула этот район, а обработка отходов прекращена (решение ЕСПЧ по делу Лопес Остра от 9 декабря 1994 г.).
В практике Суда понятие «жеротва» подверглось расширительному толкованию. В результате некоторые заявители стали признаваться «потенциальными», или «косвенными» жертвами нарушения прав и свобод.

Потенциальная жертва
По мнению Суда, заявитель может рассматриваться в качестве жертвы в тех случаях, когда существует реальная угроза нанесения ему ущерба в будущем в результате применения закона или иного правового акта к потенциальным адресатам, что внушает тревогу, опасение за гарантирован ность своих прав от различных нарушений.
В 1978 г. Суд рассмотрел дело «Класс и другие против Федеративной Республики Германии». За 10 лет до этого в ФРГ был принят закон, ограничивший тайну переписки и телефонных разговоров. Закон допускал широкие возможности для прослушивания телефонных разговоров. По этой причине закон был оспорен несколькими юристами в национальных судебных инстанциях, включая Конституционный суд ФРГ. Недовольные его половинчатым решением юристы обратились в Страсбург. При рассмотрении дела в Суде правительство ФРГ мотивировало неприемлемость жалобы тем, что заявители не могут быть признаны жертвами по смыслу Конвенции — закон к ним не применялся, их права нарушены не были и ущерб им не причинен.
Однако, Суд иным образом оценил ситуацию: «Лицо может при определенных условиях утверждать, что оно является жертвой нарушения в связи с самим существованием тайных мер или законодательством, допускающим такие тайные меры, без необходимости подтверждать, что оно практически подверглось действию таких мер». На этом основании Суд пришел к заключению, что каждый из заявителей имеет право «считать себя жертвой нарушения Конвенции».
Аналогичным образом Суд оценил ситуацию с действующим законом, предоставлявшим государству право принимать управленческие решения и в принудительном порядке лишать монастырь собственности, которой он владеет. Тот факт, что государство не применяло этот закон, не устраняет угрозы серьезного вмешательства в право добросовестного владения собственностью (судебное решение по делу «Святые монастыри против Греции» от 9 декабря 1994 г.).

Представляет интерес группа дел, подразумевающих «возможный в будущем ущерб», связанных с экстрадицией — особенно в государства, не являющиеся участниками Конвенции. В деле Серинг («Серинг против Англии») Суд постановил, что выдача обвиняемого Соединенным Штатам Америки — точнее, одному из штатов, в котором действует смертная казнь, создает условия ожидания смертной казни, что является нарушением ст. 3 «Запрещение пыток» Конвенции. На этом основании заявитель без труда добился статуса жертвы. Следует заметить, что признание заявителя «потенциальной жертвой» — не частое явление в практике Суда.
Косвенная жертва
В некоторых случаях Суд объявлял приемлемыми жалобы лиц, которые не несли какого-либо прямого ущерба, но, тем не менее, признавались «косвенными» жертвами.
Косвенными жертвами признаются близкие родственники непосредственной жертвы в случаях: а) нарушения ст. 2 «Право на жизнь», т.е. гибели лица, когда предметом судебного разбирательства становятся обстоятельства этой гибели;
б) смерти заявителя после обращения в Суд с индивидуальной жалобой и продолжения его дела родственниками. Например, румынский заявитель-журналист, дважды осужденный в 1994 г. за публикацию якобы клеветнических статей в адрес двух сенаторов, обратился в Суд с жалобой о нарушении ст. 10 Конвенции. Незадолго до рассмотрения дела в Суде Верховный суд Румынии по одному делу оправдал заявителя, а другое прекратил за смертью заявителя. Однако дело в Суде продолжила вдова журналиста. Суд признал за ней статус жертвы, а за государством-ответчиком— ответственность за нарушение ст. 10 Конвенции.
Учитывая практику Суда, внимательно изучающего вопрос о признании заявителя в качестве «жертвы нарушения» прав, гарантированных Конвенцией, «каждый» обращающийся в Суд должен представить веские доказательства нарушений его прав, в силу которых он имеет основания считать себя «жертвой нарушения».


КАК ИЗБЕЖАТЬ ОТКАЗА В РАССМОТРЕНИИ ЖАЛОБЫ

Юридическое значение даты присоединения России к Конвенции
«Каждый»-, кто намеревается жаловаться в Суд, должен четко знать, какие требования предъявляются Конвенцией к жалобе. От того, как они выполнены, напрямую зависит судьба жалобы. В Конвенции установлено, что «приемлемость» или «неприемлемость» жалобы определяется в соответствии с требованиями, содержащимися в ст. 35 Конвенции.
Но прежде чем вести о них речь, обращаем внимание всех потенциальных российских заявителей на очень важное обстоятельство, которое имеет большое юридическое значение и обязательно должно ими учитываться. После ратификации Государственной думой и вступления ее в силу для Российской Федерации 5 мая 1998 г. наша страна стала официально участником Конвенции.
С этой даты исчисляется действие для России совокупности обязательств по соблюдению прав человека и основных свобод, гарантированных Конвенцией. Одновременно с этим все граждане России, группы частных лиц, неправительственные организации и юридические лица стали объектом ее защиты в случае нарушения публичной властью — органами законодательной, исполнительной, судебной и прочей власти — прав и свобод, закрепленных в Конвенции. Таким образом, 5 мая 1998 г. свершилось одновременно два события: Россия как государство возложила на себя обязанность исправлять допущенные государственной властью нарушения Конвенции, а российские граждане получили инструмент защиты своих прав и свобод.
Конечно, любой россиянин может прожить всю жизнь и без обращения в Суд. Даже когда факты нарушения прав и свобод очевидны, использование права на обращение в Суд за защитой Конвенция оставляет на усмотрение •«каждого». Но если такое решение принято, Конвенция требует от -«каждого»- соблюдения многих ее требований, и одно из них — учет времени присоединения России к Конвенции.
Это обстоятельство имеет большое значение для ответа на вопрос:
подпадает ли тот либо иной факт нарушения прав и свобод под действие Конвенции? Если нарушение состоялось до 5 мая 1998 г., то обращаться в Суд не имеет смысла. Например, в деле «Сыркин против России» (решение ЕСПЧот 25 ноября 1999 г.) Суд указал, что жалоба заявителя относится к фактам, начавшимся в 1991 г., т.е. до 5 мая 1998 г., тогда как в соответствии с общепризнанным принципом международного права Конвенция налагает на государство-участника обязательства по ее соблюдению только в отношении фактов, состоявшихся после ее ратификации данным государством. Жалоба Сырки-на была признана неприемлемой. Таким образом, только с 5 мая 1998 г. жалобы российских граждан в Суд подпадают под действие Конвенции при строгом соблюдении требований ст. 35 последних.
Есть исключения из данных правила. Они охватывают ситуации, когда до этой даты некоторые российские суды приняли решения в пользу заявителя, однако они были по разным причинам не исполнены, т.е. имели место «продолжающиеся» с точки зрения Конвенции нарушения прав человека. Суд рассматривал такого рода дела и признавал, что имело место нарушение прав, гарантированных
Конвенцией (дело «Бурдов против России»).
Соответственно заявитель должен внимательно проанализировать собственную правовую ситуацию по вопросам Конвенции и, прежде чем направить свою жалобу в Суд, сверить дату «окончательного решения» по его делу в национальном суде с датой ратификации Россией Конвенции. Только при отсутствии каких-либо противоречий на этот счет можно смело направлять жалобу в Суд.
В Страсбурге судят бесплатно, но при условии соблюдения требований Конвенции
Процедура обращения в Суд предельно проста: -«каждый»-, кто полагает, что лично и непосредственно является жертвой нарушения одного или более прав и основных свобод со стороны государства, может направить в Суд жалобу о факте нарушения прав и свобод, гарантированных Конвенцией. Предметом жалобы должны быть события и действия, за которые несут ответственность органы законодательной, исполнительной, судебной и иной власти. Суд не принимает и не рассматривает жалобы, направленные против частных лиц или частных организаций.
На первом этапе Суд открывает так называемое предварительное досье по обращению, направленному заявителем, регистрирует его, присваивает ему порядковый номер. У Суда нет права отказать в регистрации той или иной жалобы. Как показывает практика, практически все жалобы из России принимаются и регистрируются Судом. После этого открывается делопроизводство по жалобе.
На втором этапе жалобу изучают референты Суда, которые либо информируют заявителя на его родном языке о недочетах жалобы, делающих проблематичной ее приемлемость для Суда, либо завещают его о принятии жалобы, не говоря ни слова о недостатках, что хуже для заявителя. Если последний извещен о ник заранее, то у него есть возможность их исправить. В случае отсутствия каких-либо замечаний по жалобе заявитель узнает о своих промахах лишь из решения Суда.
Регистрация индивидуальной жалобы от лиц, утверждающих, что они стали -«жертвой нарушениям прав в стране—участнице Конвенции, является первым шагом, за которым не обязательно может последовать признание ее Судом приемлемой. Очень часто заявители, не владеющие тонкостями процедуры принятия жалобы, делают далеко идущие выводы. Простая регистрация жалобы понимается ими как факт признания Судом их доводов о нарушении прав, указанных в жалобе. Наивность такого рода широко распространена среди российских заявителей. Регистрационный номер является лишь точкой отсчета, за которой следуют другие процедуры. После изучения жалобы она может быть признана Судом неприемлемой по причине несоблюдения заявителем правил «исчерпания всех средств правовой защиты», «шести месяцев» и других требований, как, например, несоответствие предмета жалобы компетенции Суда, ее несовместимость с положениями Конвенции и т.п.
Заявители должны знать, что вначале жалобу принимают к производству, т.е. регистрируют и ставят «в очередь» на рассмотрение. Принятие жалобы к производству не означает, что она будет рассмотрена и по ней будет принято решение или постановление Суда. До передачи жалобы Суду референты Секретариата Суда тщательно ее изучают; если они установят, что дальнейшее рассмотрение жалобы бесперспективно, то заявитель будет об этом уведомлен.
Уведомление — еще не отказ в рассмотрении. Заявитель обладает правом решать, что делать с жалобой дальше. Он, конечно, может настаивать на ее дальнешем рассмотрении, т.е. Комитетом судей Суда, который может признать ее неприемлемой или приемлемой. Если жалоба признана приемлемой. Суд рассматривает ее по существу. При этом заявитель должен настроиться на то, что переход к стадии рассмотрения его жалобы займет весьма ДЛИТР.ЛЬНПР время (от оттого года до нескольких лет).

Правила селекции жалоб на «приемлемые» и «неприемлемые»
Первое правило — «исчерпание всех внутренних средств правовой защиты»
Процедура рассмотрения вопроса о приемлемости жалобы к рассмотрению Судом определена в ст. 35 Конвенции. Если условия приемлемости жалобы не соблюдены, у Суда появляются все основания отказать заявителю в ее рассмотрении. Первое условие приемлемости жалобы — -«исчерпание всех внутренних средств правовой защиты^ заявителем самолично до подачи официальной жалобы в Суд.
Правило, требующее исчерпания всех внутренних средств правовой защиты до официального обращения в международный судебный орган, — общепризнанная норма международного права. Конвенция эту норму подтверждает. Суд приступает к своим полномочиям лишь в том случае, когда убеждается в том, что заявителю не удалось защитить и отстоять свои нарушенные права с помощью внутренних средств правовой защиты, предоставляемых внутригосударственным правом — прежде всего в судебных органах государства-ответчика.
Чаще всего, приняв жалобу, Суд изучает ее и, убедившись в несоблюдении ст. 35 Конвенции, принимает решение ее не рассматривать, о чем ставит в известность заявителя. Кроме того, если заявитель действует, минуя национальный суд, т.е. не использует внутренние средства правовой защиты и сразу обращается в Страсбург, то он создает хороший процессуальный повод для государства-ответчика настаивать на отклонении жалобы заявителя на основании ст. 35. Отметим, что такие случаи в практике Суда нередки.
Для российского заявителя исчерпание всех внутренних средств правовой защиты означает, что его дело прошло первую и вторую судебные инстанции, после которых приговор (постановление), вступил в законную силу. Более того. Суд не рассматривает в качестве эффективного средства правовой защиты предусмотренную российским зако-нодательством процедуру пересмотра в порядке надзора судебных решений, вступивших в законную силу. В решении по делу «Тумилович против России» от 22 июня 1999 г.

Европейский суду казал, что надзорные жалобы, поданные заявительницей, представляют собой исключительные средства правовой защиты, использование которых зависит от усмотрения Председателя Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации и заместителя Генерального прокурора, и, следовательно, не являются эффективными средствами правовой защиты в смысле ст. 35 Конвенции. Данную позицию Суд подтвердил в решении по делу «Питкевич против России», указав, что пересмотр в порядке надзора в России не может быть инициирован частным лицом, а требует внесения протеста определенным органом власти. Поэтому обращение с просьбой о пересмотре дела в порядке надзора не является эффективным средством правовой защиты.
Жалоба в Конституционный суд также не рассматривается Судом как эффективное средство правовой защиты.
Кроме того, российские заявители должны учитывать: Суд не примет жалобу к рассмотрению, если заявитель не выполнил российские процедурные правила, включая сроки исковой давности. Отклонение кассационной жалобы по причине пропуска срока на обжалование, несоблюдения правил подведомственности, нарушение соответствующих процедур и т.д. — серьезный повод для отказа Судом в Страсбурге в рассмотрении жалобы заявителя.
При этом каждый российский гражданин вправе обжаловать судебные решения в надзорных органах, обращаться к несудебным процедурам типа подачи прошений и петиций к главе государства или правительства. Уполномоченному по правам человека, в Конституционный суд. Возможно, его просьба будет удовлетворена, а права восстановлены на национальном уровне. Но при этом каждый российский гражданин должен знать, что эти меры не входят в перечень эффективных средств правовой защиты, к которым заявитель должен прибегнуть до направления жалобы в Страсбург. В ожидании благосклонности высочайших инстанций заявитель может упустить из виду и нарушить важное требование, установленное в Конвенции, — правило шести месяцев.
(Продолжение следует)


В. БОРДУНОВ, главы из книги «Гражданин против государства в Европейском суде по правам человека»