Редакция продолжает публикацию материалов
М.А. Корнеева, по сведениям, почерпнутым
им из личных дел адвокатов



Поспешность нужна лишь при ловле блох


1995г. Из членов коллегии был исключен адвокат З. (занимавшийся адвокатской практикой с 1929г.)
Основанием к исключению явилось то обстоятельство, что в период оккупации З. добровольно поступил на службу секретарем Любашевской сельской управы, о чем оргбюро было уведомлено анонимным доносчиком.
При дополнительной проверке, произведенной по жалобе З., было установлено, что с 1942г. Он являлся членом подпольной группы, боровшейся с оккупантами.
Пришлось восстанавливать З. в коллегии.
Единственным утешением для членов оргбюро явилось то обстоятельство, что исключение З. из коллегии, пусть и неправильное, было осуществлено крайне быстро.

Не бери чужого

1984г. Из коллегии адвокатов «за рвачество» исключена адвокат И.
Проступок И. заключался в том, что она за осуществление защиты лица, представив соответствующие соглашения, получила за счет президиума 14руб. за осуществление защиты в порядке ст.47 УПК УССР.
Лицо, которого согласно представленной И. документации она защищала, обратилось с соответствующей жалобой в Президиум коллегии, указав, что при рассмотрении судом дела в отношении него какой-либо защитник участия не принимал, что и подтвердилось при проведенной проверке.
Президиум мотивировал исключение И. из коллегии тем, что И. фактически похитила средства коллегии и осужденного.
Однако, министерство юстиции сочло, что И. несмотря на содеянное, подлежит восстановлению в коллегии.
Президиум был вынужден выполнить приказ министра, несмотря на его явную неправильность, поскольку ворам не место в коллегии.

1966г. Из коллегии был исключен адвокат Б.Днестровской ЮК И., который пользуясь служебным положением включал в свой гонорар денежные суммы, поступавшие по исполнительным листам от осужденных и предназначавшиеся другим адвокатам ЮК, а также самой коллегии.

22.10.1948г. Члену коллегии И. на заседании оргбюро был объявлен строгий выговор за то, что он дал совет своей подзащитной заявить отвод суду, а после заявления этого отвода поддержал последний.

30.10.1944г. Из членов Одесской областной коллегии адвокатов за антисемитизм был исключен адвокат З., ранее (в июле 1944г.) исключавшийся из коллегии за пьянство, но восстановленный в коллегии в порядке исключения.

1985г. Из членов коллегии исключен адвокат З. за совершение действий несовместимых со званием адвоката, а именно: самовольное занятие квартиры и отказ освободить ее.

1972г. Не бери повышенных обязательств перед клиентом

Из членов коллегии исключен адвокат И., который был привлечен к уголовной ответственности за покушение на дачу взятки при следующих обстоятельствах.
Его подзащитный И. привлекался к уголовной ответственности за кражу 2-х тонн цемента на Одесской ж/дороге.
Адвокат заверил своего подзащитного, что за соответствующее вознаграждение судьям, он будет осужден к условной мере наказания.
Получив наказание в виде 2-х лет лишения свободы и будучи взят под стражу в зале суда подзащитный, полагая, что имеет место нарушение прав потребителя, обратился с соответствующим заявлением в соответствующие органы, что повлекло, в конечном итоге, вынесение в 1973г. Соответствующего приговора (ст.ст.19, 170 ч.1 УК Украины 1961г.)



1953 год. Бойся Бога и имей совесть

Из коллегии был исключен адвокат Х. (инвалид 1-ой группы ВОВ) с формулировкой «за рвачество».
Основанием к исключению послужил факт отказа адвоката Х. в составлении искового заявления о взыскании 350 рублей, положенных к получению по трудовому соглашению инвалиду 1-ой группы ВОВ (слепой) без оплаты 20 рублей.
(В подобных случаях, согласно нормативным актам и адвокатской этике клиент освобождался от оплаты адвокатских услуг)
Возмущенные адвокаты юридической консультации потребовали изгнания Х. из коллегии, тем более, что последний отказывался от выполнения поручений в порядке ст.53 ранее действовавшего УПК (ныне ст.47 УПК).
Президиум счел необходимым согласиться с мнением коллектива ЮК.
Министр юстиции УССР не нашел оснований к отмене либо изменению указанного постановления президиума.



1983г. Не меняй не спросясь

из коллегии был исключен адвокат Ф., который совершил на территории МССР из магазина кражу костюма, стоимостью 173 руьля.
Не отрицая факта завладения указанным костюмом, Ф. пояснил, что взамен этого костюма он оставил на вешалке в магазине свой костюм, «практически не ношенный» и поэтому его действия по существу являются меной.
Ф. был судом признан виновным в совершении кражи костюма.
В последующем приговор был отменен, а дело прекращено по реабилитирующим основаниям.
Однако, Ф. судом было отказано в восстановлении в коллегии, т.к. своими показаниями на предварительном следствии он, Ф., оговорил себя в совершении преступления и, тем самым, дискредитировал коллегию.

1944г. Пиши правду

в мае 1944г. в коллегию обратился ее бывший член Ф. с заявлением о том, что: «Ввиду изгнания вражеских сил с территории между Бугом и Днестром и восстановления Советской власти в Одесской области…» он, Ф., просит принять его в коллегию, членом которой он состоял до оккупации.
Одновременно Ф. указал в заявлении, что в период оккупации он «на службе у оккупантов не состоял2
Но мир не без добрых людей. из заявления граждан следовало, Ф. работал при оккупантах в Березовском районной управе юрисконсультом.
В коллегию Ф. принят не был.


1954 год. Не выступай

После рассмотрения президиумом коллегии справки по качеству работы адвоката Х. последний был оставлен в членах коллегии при условии, что адвокат Х. не будет выступать по сложным делам.
Основанием к столь радикальному и необычному решению президиума послужила речь адвоката по уголовному делу, фрагмент которой и приводится ниже:
«Я, товарищи судьи, не могу спорить о том, что я не могу сказать, что довольно честный мой подзащитный. Нет, я не смею себе сказать, я не могу сказать, что он не совершил преступление.»


1966г. А Х. то оказался не при чем!

Из коллегии за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст.206 ч.2, 188-1 ч.2, 189-1 УК УССР (1961г.) был исключен адвокат Х., который пребывая в состоянии «подпития» вместе со своим знакомым «учинил разборки и дебош с постовым милиционером», ударив последнего и плюнув ему в лицо.
Х. виновным себя в инциденте не признавал, утверждая, что это сам милиционер с ним «учинил разборку».
Суд 2-ой инстанции осудил Х. по ст.206 ч.1 УК УССР к 1г. л/с.
Суд 2-ой инстанции указанный приговор оставил в силе.
Судебная коллегия по угол. делам ВС УССР 2.07.67г. отменила приговор и определения судов 1-ой и 2-ой инстанций, прекратив дело по реабилитирующим основаниям.
Х. был восстановлен в коллегии и ему был выплачен коллегией двухмесячный заработок за причиненные правоохранительными органами «тяготы и лишения».

1985 год. Не суетись при расчете.

Адвокат Х. осуществлял в суде защиту Е., которому инкриминировалось хранение наркотиков без цели сбыта (ст.226 ч.1 УК УССР 1961г.)
Е. был осужден условно, после чего адвокат Х. стал требовать у подзащитного 200руб. для себя и судьи.
Поскольку Е. уклонялся от «расчета», то адвокат стал пугать его подачей защитой кассационной жалобы на приговор, что повлечет отмену последнего и вынесение в последующем более сурового приговора.
Так как Е. не являлся к адвокату, то последний, создавая доказательственную базу, направил Е. по почте письмо с известием о предполагаемой подаче им жалобы на приговор в суд 2-ой инстанции.
Просимые деньги Е. передал адвокату Х., а последнего вместе с деньгами передали в прокуратуру.
На предварительном следствии адвокат Х. в начале отрицал факт получения денег, затем признался в том, что получил деньги от подзащитного для себя и для передачи должностному лицу.
В судебном заседании адвокат Х. утверждал, что деньги им были получены от подзащитного в качестве благодарности.
В дополнение к полученным деньгам суд приговорил адвоката Х. по ст.ст.19-170 ч.1 УК УССР к 5 годам л/с.
Адвокат Х. был исключен из коллегии непосредственно после его задержания поскольку, как то указано в постановлении президиума:
«Независимо от результатов предварительного расследования т.к. получение денег от клиента мимо кассы является основанием к исключению..».

Адвокат М.А. Корнеев