В ЕВРОПЕЙСКОМ СУДЕ



Гражданин против государства в Европейском суде по правам человека
В. БОРДУНОВ,


Что следует знать о Конвенции
Какова польза Конвенции для России и ее граждан
Прежде всего, каждому заявителю полезно знать, зачем принята Конвенция, какую пользу она может принести России и ее гражданам, а на первый взгляд российскому государству она несет «одни» неприятности и хлопоты. Тем не менее, присоединившись к Конвенции, Россия приняла для себя очень трудное решение: в случае установления Судом фактов нарушения российскими властями прав человека российское государство обязано устранить допущенные нарушения прав человека, гарантированные Конвенцией. Причем исправить их оно должно таким образом, чтобы установленные факты нарушения прав больше не повторялись в российской правовой жизни. Таким образом, решения Суда могут существенно изменить ситуацию с правами человека в российском государстве в лучшую сторону.
Жить в соответствии с международным правом далеко не просто. Государства — разработчики Конвенции, принимая ее 4 ноября 1950 года в рамках Совета Европы (Конвенция вступила в силу 3сентября 1953 г.) ясно отдавали себе отчет в том, что европейское правосудие не является идеальным, что оно не всегда защищает права человека, нарушаемые государством. Они также понимали, что без учреждения специального судебного органа, уполномоченного принимать решения, заставляющие государство-ответчика исправлять нарушения прав человека, движение европейского правосудия в сторону совершенствования будет практически затруднено.
Вот почему на основе Конвенции был создан особый наднациональный механизм, основная задача которого состоит в судебной защите прав и свобод человека, гарантированных Конвенцией, в случае их нарушения государствами-участниками. Для этого в 1959 году были созданы Европейский суд по правам человека и Европейская комиссия по правам человека. Последняя решала вопрос о приемлемости жалобы и о передаче ее в Европейский суд на рассмотрение по существу.
В период с 1959 по 1998 гг. Европейский суд рассмотрел свыше 1000 дел. Принятые Судом за 50 лет решения имеют значение прецедентов и служат важными источниками, которые обязательно используются Судом при обосновании своих решений, а также заявителями при подготовке жалоб о нарушении прав и свобод, гарантированных Конвенцией.
В 1998 году была проведена реформа системы защиты прав человека в рамках Европейской конвенции. К этому времени стало ясно, что Суд не справляется с потоком жалоб и чрезвычайно медленно их рассматривает. Чтобы ускорить процесс рассмотрения жалоб, Европейская комиссия по правам человека была упразднена, а ее функции переданы новому Европейскому суду по правам человека.

В том же году, 5 мая, участником Конвенции стала Российская Федерация. С этого момента у российских граждан появилась реальная возможность после исчерпания всех имеющихся внутренних средств правовой защиты и при соблюдении других требований обращаться в Европейский суд с жалобой о нарушении прав и свобод, признанных в Конвенции. Незнание Конвенции — причина неудач с жалобами. Обращение с жалобой в Европейский суд по правам человека требует от ее составителя соблюдения процедурных требований к жалобе, правильного понимания и толкования Конвенции применительно к конкретным случаям ее нарушения, умения четко и ясно изложить факты, являющиеся
предметом жалобы, а также использования прецедентной практики Суда, которая не всегда доступна на русском языке, в интересах заявителя.
Подготовка жалоб в Европейский суд — дело весьма непростое. Даже адвокатам, имеющим большой опыт ведения уголовных и гражданских дел в российских судах, не всегда удается успешно защитить права заявителя в Европейском суде.
Во-первых, правила процедуры судебного разбирательства, порядок рассмотрения жалоб Судом имеют свои особенности. Российскими заявителями это обстоятельство часто не учитывается, а в результате их жалобы признаются Судом неприемлемыми, т.е. не содержащими доказательств, свидетельствующих о нарушении Конвенции.
Во-вторых, жалоба должна содержать такую интерпретацию фактов, которая должна убедить Суд в нарушении Конвенции, а для этого необходимы специальные знания по международному и европейскому праву. Принципы, методы и способы толкования норм международного права совсем иные, нежели те, что применяются во внутреннем праве. Поэтому факты нарушения прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, должны излагаться заявителем в жалобе в Суд с учетом международного и европейского права.
Это не означает, что российский адвокат, защищавший права заявителя во внутреннем судебном процессе, становится лишним при подготовке жалобы и разбирательстве в Европейском суде. Напротив, только взаимное сотрудничество адвоката и юриста-международника может дать позитивные результаты в деле защиты прав и свобод заявителя в Европейском суде по правам человека..
Язык Конвенции
Существует несколько вариантов перевода Конвенции, поэтому у любого заявителя может возникнуть вполне законный вопрос о том, каким текстом Конвенции на русском языке следует пользоваться.
В праве международных договоров действует правило, в соответствии с которым тексты международных договоров, принятых на разных языках, должны быть равно аутентичными, т.е. одинаковыми. В официальном тексте перевода, опубликованном в «Собрании законодательства Российской Федерации» № 20 за 1998 г., было выявлено много неточностей, которые устранили в 2001 г. Русский текст, без ошибок и неточностей, равно аутентичный текстам на английском и французском языках, опубликован в «Собрании законодательства Российской Федерации» № 2 за 2001 г. Именно им следует пользоваться во избежание ошибок при написании жалобы, а также неправильного понимания и толкования текста Конвенции. Именно этот текст теперь рассылается Судом.
Кроме того, при объяснении причин признания жалобы неприемлемой Суд часто использует терминологию на латинском языке. В частности, условие, связанное с фактором времени, определяется как ratiопе tетрris. Соответствие жалобы предметной компетенции Суда обозначается термином ratiопе та1еriа1е. Обстоятельства места, т.е. территориальная юрисдикция действия Конвенции, — ratiопе lосi». Нарушение условий обстоятельств времени, места и предметной компетенции является для Суда веским основанием признать жалобу заявителя неприемлемой.
Как избежать ошибок при написании жалобы, какие требования должны соблюдаться заявителем, как работает европейский судебный механизм — об этом рассказывается дальше.
Жалуйся, но только на государство
Прежде всего, каждый заявитель, намеревающийся обратиться в Суд, должен четко знать:
любая жалоба подается только против государства, ратифицировавшего Конвенцию и соответствующие Протоколы к ней. В этом состоит необычность ситуации для многих российских граждан. В соответствии с российским законодательством, не принято обжаловать действия государства как такового в целом.
Напротив, международное правосудие в лице Суда в Страсбурге принимает и рассматривает жалобы только против государства. Именно оно привлекается к ответу, так как возложило на себя прямую обязанность обеспечить права и свободы, гарантированные Конвенцией. Если же по каким-либо причинам государство с этой обязанностью не справляется и по вине органов государственной власти они нарушаются, то оправдываться за это в Суде приходится государству в целом. К ответственности за противоправные деяния и проступки своих государственных органов привлекается государство-отчветчик.
Таким образом, предметом жалоб, направляемых в Суд, должны быть действия и события, за которые несет ответственность публичная власть в лице законодательных, исполнительных, судебных, правоохранительных, местных и иных органов государства. Такие действия и события должны квалифицироваться заявителем как факты, свидетельствующие о нарушении государством прав и основных свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами. С точки зрения Конвенции, именно российское государство отвечает за противоправные действия (бездействие) федеральной власти, властей субъекта Российской Федерации и местных властей.
Потенциальным заявителям следует также учесть, что Суд не принимает к рассмотрению жалобы, направленные против частных лиц или организаций. К примеру, заведомо неприемлемыми будут признана жалобы на соседа (соседку) по коммунальной квартире, какую-либо частную фирму и т.п. С такими жалобами в Суд обращаться бесполезно. Так, часть жалобы «Тумилович против России- (решение ЕСПЧ от 22 июня 1999 г.) была отклонена по причине обжалования заявительницей действий своего работодателя — частной компании «Сатурн», по вине которой она длительное время находилась в неоплачиваемом отпуске.
Территориальные пределы действия Конвенции. Согласно ст. 1, Конвенция защищает права и свободы граждан, организаций и предприятий, подпадающих под юрисдикцию государства, которое ее ратифицировало. И если
факты нарушения прав произошли на его территории или на части территории другого государства, контролируемой, скажем, войсками данного государства (решение Суда «Плашку против Молдавии и России», «Кипр против Турции»), то возникают юридические основания привлечения его к ответственности. На языке Суда это назывется обстоятельства места (ratiопе 1оci).
Таким образом, международно-правовые обязательства по обеспечению прав и свобод, установленных в Конвенции, ограничены обычно территориальным пространством государства-участника, либо — в исключительных случаях — действуют тогда, когда правонарушающие действия совершены правонарушающими лицами, включая военнолужащих, находящихся за пределами государства.
Обеспечение прав и свобод по Конвенции входит в задачи юрисдикции государства-участника. Конвенция не содержит указаний относительно того, как и каким образом государство-участник обеспечивает конвенционные прва и свободы. Эти вопросы решаются по усмотрению государства-участника. Но важно знать:
Конвенция применяется ко всем без исключения лицам и организациям, в том числе иностранным гражданам и предприятиям, чьи права и свободы нарушены действиями властей, подпадающих под юрисдикцию данного государства.
Примером того, насколько важно учитывать обстоятельства места, служит решение Суда от 9 января 2003 г. по делу «Кадем против Мальты» (№ 55263/00).
Заявитель, проживавший в Нидерландах, был арестован на Мальте в связи с поступлением запроса о его экстрадиции в Марокко по обвинению в международной торговле наркотическими средствами. Власти Марокко ссылались на Конвенцию ООН против незаконной торговли наркотическими средствами и психотропными веществами (Венская конвенция). Заявитель обжаловал свой арест, ссылаясь на то, что между Мальтой и Марокко не было заключено двустороннее соглашение о выдаче, а Венская конвенция не инкорпорирована в законодательство страны. Жалоба осталась без рассмотрения по существу, после; чего заявитель обжаловал свой арест по другому основанию, заявив о неподсудности суду магистрата дел об экстрадиции. Через 17 дней суд магистрата вынес решение о том, что данное дело ему подсудно. Заявитель обжаловал конституционность его ареста в свете несоблюдения требований ст. 5, п. 1 и ст. 5, п. 4 Европейской конвенции. Через полтора месяца после ареста заявителя его дело было рассмотрено, и Марокко было отказано в его экстрадиции, а заявителю было предписано немедленно вернуться в Нидерланды. Ему не было позволено приехать на Мальту для участия в рассмотрении жалобы, несмотря на неконституционность его ареста, и дело было прекращено ввиду отсутствия сторон.
Из дела ясно, что заявитель правильно поставил под сомнение свой арест на Мальте и подсудность его дела мальтийскому суду. Являясь жителем Нидерландов, заявитель подпадает под юрисдикцию этого государства, но не Мальты. Поэтому Суд признал, что был нарушен п. 4 ст. 5 Конвенции («Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконными), и присудил ему компенсацию 5000 евро за моральный ущерб и 2500 евро в качестве возмещения судебных расходов.


Кто может обратиться в Суд?
Любой, кто прочтет название Конвенции, может подумать, что обращаться в Суд позволено только одному субъекту права — индивиду или «человеку», т.е. гражданам стран—участниц Конвенции. Действительно, главный объект Конвенции — гарантии «прав и основных свобод человека». Конвенция была принята вслед и в развитие Всеобщей декларации прав человека, провозглашенной Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Ради защиты прав человека на основе Конвенции создан Европейский суд по правам человека.
Обозначая субъекта своей защиты, т.е. того, кого Конвенция защищает и кому она гарантирует соблюдение прав и основных свобод от незаконного и противоправного своеволия собственного государства, она указывает, что им может быть каждый. Как это следует понимать?
В первую очередь под этим термином, по нашему мнению, необходимо понимать «каждого гражданина» (объекта политических, гражданских, экономических и социальных прав) или «каждое физическое лицо», как это указывается в ст. 34 Конвенции, согласно которой «индивидуальные жалобы^ принимаются Судом от •«любого физического лица». Любым таким лицом может быть каждый гражданин страны, взявшей на себя обязательство обеспечивать права и свободы, установленные в Конвенции, а также иностранные граждане, находящиеся в стране на законных основаниях.
Конвенция установила важные международные гарантии в отношении прав и свобод граждан государств — участников Конвенции. Во-первых, она гарантирует каждому право обжаловать действия и события публичных властей в Суде по любому факту нарушения прав и свобод, установленных Конвенцией. Во-вторых, в случае подтверждения таких фактов виновное в этом государство принуждается Судом к их исправлению. В-третьих. Суд присуждает «жертвам нарушения прав» справедливые материальные и моральные компенсации, возмещает им понесенные судебные издержки, а в некоторых случаях особо бедствующим заявителям оказывает некоторую материальную «судебную помощь». Наконец, в-четвертых, неисполнение решения Суда чревато для государства-ответчика суровым наказанием — исключением из состава членов Совета Европы со всеми вытекающими из этого правовыми, экономическими, социальными и иными последствиями.
Таким образом, каждый российский гражданин, а также легально находящиеся в России иностранные граждане, теперь имеют своеобразную международную «защиту», которая в случае необходимости поможет им отстаивать свои права и свободы.
Индивидуальные жалобы могут быть приняты Судом не только от физического лица, но и «любой неправительственной организации» или «любой группы частных лиц». Следует иметь в виду:
термин «неправительственная организация» понимается в практике Суда совсем иначе, чем это принято в международном праве. Под таковым Суд подразумевает общественные организации и иные юридические лица частного права. Суд принял немало важных решений по индивидуальным жалобам неправительственных организаций. В частности, в Суд обращались профсоюзы («Национальный профсоюз полиции Бельгии против Бельгии»), профессиональные организации («Платформа» Врачи за жизнь против Австрии», 1988г.), средства массовой информации («Санди Тайме против Соединенного Королевства», 1979 г.), политические партии («Объединенная коммунистическая партия Турции против Турции, 1998 г.), религиозные организации («Святые монастыри против Греции», 1994 г.), коммерческие товарищества («Прессос Компания Навъера А.О. и другие против Бельгии», 1995 г.) и т.д. Указанные решения Суда образуют своеобразный обособленный правовой блок прецедентов, применимых только к неправительственным организациям.
Если также учесть, что в ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции под термином «каждый» понимается «физическое» или «юридическое лицо», то очевидно, что в Европейский суд имеют право обращаться: физическое лицо, юридическое лицо, неправительственная организация и группа частных лиц. Это обстоятельство должно учитываться теми, кто собирается обратиться с жалобой в Европейский суд.
Европейский суд очень тщательно изучает вопрос о том, каков статус заявителя и какие его права нарушены. К примеру, Судом отвергаются жалобы от имени «всего народа», от какой-либо социальной группы, т.е. так называемые aсtiо рори1аris. Например, обращение противника абортов в Норвегии было объявлено Судом неприемлемым, потому что истец не утверждал, что он сам стал жертвой оспариваемого законодательства. Поэтому неправительственная организация может объявить себя жертвой только в случае нарушения, направленного против нее самой.
Право «каждого» жаловаться в Европейский суд не является основанием для обращения в Суд по любому житейскому поводу Посылать жалобу «на всякий случай», как это делают сейчас многие российские граждане, бесперспективно. Составленные без учета требований Конвенции жалобы каждого» Судом отклоняются и не рассматриваются. Более того. Конвенция в ст. 35 предостерегает от «злоупотребления правом подачи жалоб». Под этим следует понимать предоставление Суду ложных сведений, подачу жалобы по тем же обстоятельствам, по которым она уже была признана неприемлемой, и т.п.
Итак: «каждый», кто собирается жаловаться в Суд, обязан весьма ответственно и взвешенно оценить возможности защитить свои права с помощью Конвенции и с учетом специфики статуса «каждого» сформулировать предмет жалобы. Если заявитель — физическое лицо, то он, прежде всего, должен определить, какие права и кем нарушены, последовательно систематизировать факты, свидетельствующие о нарушениях его прав.
Жалобу от имени юридического лица, неправительственной организации или группы частных лиц также необходимо составлять подобным образом; при этом специфика статуса должна отражаться в ее содержании и будет учитываться Судом.
Является ли Суд вышестоящей апелляционной инстанцией
Нет, Суд такой инстанцией не является. Каждый заявитель должен знать: Суд не выступает в качестве вышестоящей апелляционной инстанцией по отношению к внутригосударственным судебным инстанциям и не имеет права отменять, либо изменять их решения.
Суд не может от имени заявителя напрямую вмешиваться в деятельность властного органа, действия которого обжалуются. Однако, он вправе квалифицировать «соответствующие» действия государства-ответчика как нарушение Конвенции. Вынося на этот счет решение, Суд заставляет государство-ответчика принять меры, устраняющие допущенные им нарушения прав.
В Российской Федерации обратная связь международного и национального судебного процесса урегулирована в ст. 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В соответствии с п. 7 ст. 311 АПК РФ «установленное Европейским судом по правам человека нарушение положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд по правам человека», является основанием для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.
Однако решение Суда не является актом, отменяющим решение российского арбитражного суда. Его значение состоит в том, что в нем могут быть установлены факты и обстоятельства, свидетельствующие о нарушении прав, гарантированных Конвенцией. К ним могут быть отнесены неправильное толкование и применение арбитражным судом сопряженных с Конвенцией российских законов и правил, игнорирование принципов состязательности, справедливости и гласности, составляющих право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное Конвенцией.
Обратная связь международною судебного процесса с российскими судами общей юрисдикции проявляется также в Постановлении Верховною Суда РФ от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». В нем разъяснено: «при осуществлении правосудия судьи должны иметь в виду, что по смыслу части 4 статьи Конституции Российской Федерации, статей 369,379, части 5 статьи 415 У ПК РФ, статей 330, 362 —364 ГКРФ неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Неправильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму международного права, которая не подлежала применению. Либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права».
Данное общее разъяснение Верховного Суда о применении и толковании принципов и норм международного права судами общей юрисдикции применительно к Конвенции и Протоколам к ней дает право считать: решения Европейского суда о нарушении прав могут стать основанием к отмене или изменению судебного акта, тем более что, как указано в п. 10 Постановления, «Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского суда по правам человека по вопроса толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов...»
Кроме того, выполнение постановлений Суда, касающихся Российской Федерации, предполагает принятие российским государством мер «частного характера», направленных на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также мер «общего характера с тем, чтобы предупредить повторение подобных нарушений». Следует учесть, что эти важные разъяснения Верховного Суда касаются толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней применительно к случаям их нарушения, т.е. установленных Судом противоправных в контексте Конвенции и Протоколов к ней фактов действий или бездействия государственных органов.
В большинстве случаев конвенционные права и свободы также являются объектом национального регулирования. Право на справедливое судебное разбирательство, право на свободу и личную неприкосновенность, право на уважение частной жизни, свободу мысли, совести и религии, право на свободу собраний и объединений, запрещение дискриминации, право собственности и другие права и свободы по Конвенции защищаются конституциями и другими внутренними законами и правилами государств-участников. В силу этого возникает совпадение объектов правового регулирования, что создает почву для правовых конфликтов между Конвенцией и внутренним законом на национальной стадии судебного разбирательства, т.е. кому из них национальный суд обязан отдать предпочтение.
В российской правовой системе этот вопрос решен в пользу международного права. Согласно российской Конституции, исходящей из примата международного права над внутригосударственным правом, в случае расхождений в применении, безусловно, верховенство принадлежит нормам Конвенции и прецедентам Суда. Это обстоятельство должно учитываться заявителем при написании своей жалобы.
Кроме того, в ходе толкования и применения Конвенции Судом сформулированы основополагающие принципы: «верховенства права», «баланса частных и публичных интересов», «права на суд», которые еще редко применяются в российской судебной практике, но за нарушение которых строго спрашивают в Суде. Как следствие: чем чаще заявитель обращается к принципам Суда и ссылается на его прецеденты на стадии исчерпания всех средств внутренней правовой защиты при разрешении дела в национальных судах, тем в большей степени он может рассчитывать на положительное рассмотрение своего дела в Суде. Игнорирование национальным судом Конвенции и прецедентов будет служить прямым доказательством нарушения прав, гарантированных Конвенцией.
Таким образом, на национальной стадии судебного разбирательства заявитель должен активно использовать возможности, заложенные в Конвенции и прецедентах Суда, и чаще к ним апеллировать.
Какие дела подсудны Суду
Этот вопрос интересует каждого заявителя. Уже говорилось, что обращаться в Суд по любому поводу не стоит. Конвенция не безразмерна, не включает многие права, закрепленные в Международных пактах ООН о правах человека, не совпадает с конституционными правами и свободами. Она включает в себя строго ограниченный перечень прав и свобод. Именно этот перечень и является для Суда правовым ориентиром в определении своей компетенции в отношении любой жалобы, поступившей ему на рассмотрение. Данный перечень важен для любого заявителя при оценке перспектив прохождения своего дела в Суде, с ним он должен свериться и убедиться в том, что права, которые он считает нарушенными, действительно защищаются Конвенцией.
Многие жалобы из России были признаны Судом неприемлемыми по причине несоблюдения требований о подсудности, компетентности Суда. Так, в деле «О.В.Р. против России» (частичное решение ЕСПЧ от 20 июня 2000 г.) заявительница, смещенная с должности частного нотариуса, посчитала обязательное членство в Единой нотариальной палате, предусмотренное законом, нарушением ее права на свободу объединений (ст. 11 Конвенции). Однако Суд указал, что органы, регулирующие деятельность гуманитарных профессий, в отличие от профсоюзов, не подпадают под действие ст. 11 Конвенции, поскольку они тесно связаны с публичной властью, и на этом основании признал жалобу неприемлемой. В деле «Черепков против России» доводы заявителя о нарушении его активных и пассивных прав (ст. 3 Протокола №1 «Право на свободные выборы») Суд не признал убедительными, т.к. установил, что действие ст. 3 Протокола №1 к Конвенции не распространяется на выборы в органы, местного самоуправления. В силу этого жалоба Черепкова была признана неприемлемой.
Вопрос о компетенции Суда решен в ст. 1 Конвенции, в соответствии с которой государства-участники «обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе 1 настоящей Конвенции». В силу этого Суд рассматривает только дела о нарушениях прав и свобод, гарантированных Конвенцией. Другими словами, предметом жалобы могут быть лишь права и свободы, гарантируемые Конвенцией. Иные права и свободы, не являющиеся предметом Конвенции, Судом не защищаются и не рассматриваются. В частности, не принимаются Судом жалобы на низкую пенсию или зарплату, стесненные жилищные условия, неудовлетворительное медицинское обслуживание и т.п. В практике Суда это условие именуется ratiопе таteriaе (предметная компетенция).
Этот международный судебный орган по характеру и сути своей компетенции является субсидиарной (дополнительной) международной судебной инстанцией только в отношении жалоб против государства и только в случае нарушения им прав и свобод, защищаемых Конвенцией. Поэтому в компетенцию Судане входят:
— оценка внутреннего законодательства с точки зрения его соответствия положениям Конвенции вне связи с конкретным делом (отказ от абстрактного контроля);
— отмена законов и правил внутреннего законодательства в связи с рассмотрением конкретного дела;
— отмена по жалобе заявителя решения национального суда. Суд как субсидиарная международная судебная инстанция не подчиняется и не руководствуется никакими национальными законами и правилами и в своей деятельности руководствуется исключительно Конвенцией, Протоколами к ней и Регламентом. В силу этих международно-правовых документов Суд независим от государств-участников в части принятия самостоятельных решений. Избранные от них судьи участвуют в работе Суда в личном качестве, т.е. не находятся на службе государства, от которого они избраны. Выносимые Судом постановления принимаются государством – ответчиком к неукоснительному исполнению. Об обязательности решений и постановлений Суда четко говорит ч. 1 ст. 46 Конвенции. При ратификации Конвенции Российская Федерация признала ipsо facto обязательность юрисдикции Европейского суда. Кроме того, прецеденты Суда в отношении одних стран действуют и для других стран согласно принципу действия еrgа отпеs, т.е. обязательны как руководство для подходов в аналогичных ситуациях.
Еще одним доказательством обязательности решений и постановлений Суда является ч. 2 ст. 46 Конвенции, которая наделяет Комитет министров Совета Европы функциями надзора за исполнением решений Суда. Любое уклонение государства-ответчика от исполнения постановления Суда не остается без последствий.
(Продолжение следует)